Сегодня хаус и техно рассматриваются как два отдельных жанра, но в начале пути они были весьма синонимичны. Такие легендарные первопроходцы техно как, например, участники Бельвильской троицы (Belleville Three), признали значительное влияние чикагской сцены на их работы. По словам знаменитого ди-джея и журналиста Билла Брюстера (Bill Brewster), пластинка под названием «Techno! The New Dance Sound of Detroit», с которой началась история этого жанра, изначально должна была называться «The House Sound of Detroit», что, в общем-то, многое говорит о том, насколько эти направления были взаимосвязаны. Попробуем разобраться, как они отделились друг от друга.

После падения популярности диско в начале 80-х чикагские промоутеры стали проводить вечеринки, на которых преимущественно звучал нью-вейв и синти-поп. В то же время местные диск-жокеи начинали осваивать битмэтчинг, да и в целом более грамотно подходить к процессу микширования и сэмплирования. Музыка менялась и в 1985 году на свет появился первый большой хит от мира хаус музыки – альбом «Music Is the Key». Он продался тиражом 85 тыс. копий, поднялся на 9 место в танцевальном чарте Billboard, являвшимся главным мерилом популярности, и буквально в считаные секунды сделал хаус привлекательной нишей для всех продюсеров электроники.

Активнее всего подхватили чикагскую волну музыканты из Детройта (и Лондона, но об этом в другой раз). Многие успешные ди-джеи «города моторов» в середине 80-х заработали себе репутацию, играя хаус, это были: Eddie Fowlkes, Stacey “Hotwaxx” Hale, Ken Collier, Derrick May и многие другие. Но некоторых детройтских музыкантов хаус не цеплял, отчасти потому, что считался музыкой гей-комьюнити, с которым они не хотели иметь много общего. Так, влиятельный ди-джей и продюсер Хуан Аткинс (Juan Atkins), записавший в начале 80-х один из первых детройтских электро-треков «Alleys of Your Mind », старался не обращать внимание на новую чикагскую музыку и пытался записать что-то самобытное. В то же время треки самого Аткинса оказывали немалое влияние на Чикаго, а его первый сингл «No UFOs» разошёлся там большими тиражами. То есть хотели этого отдельные ди-джеи или нет – культурный обмен между городами шел – и электронная музыка Детройта шлифовала звучание хауса.

Alleys of Your Mind

Так вот, большинство ди-джеев Мотауна (даже те, кто проповедовал собственный звук) отправлялись в ночные клубы Чикаго, чтобы вдохновиться и почувствовать, как звучит местная музыка. После частого посещения популярного чикагского заведения Music Box будущий первопроходец техно Кевин Сондерсон (Kevin Saunderson) в 1987 году записал несколько знаковых треков – «Bounce Your Body To The Box» и «How To Play Our Music». Их часто называют поворотными в истории смешения хауса и техно – это два идеальных примера кроссовера жанров, после которых они стали разделяться.

Bounce Your Body To The Box
How To Play Our Music

Сам термин «техно» появился в 1988 году и придумал его уже упомянутый выше ди-джей Хуан Аткинс в разговоре с британскими журналистами. С этого момента словом «техно» стали называть более жесткие и ритмичные треки, в то время как «хаус» стал определением для более медленных и вокальных вещей. При этом сам Аткинс, в итоге все-таки признавший большое влияние хауса на его ранние работы, не видел нужды в том, чтобы искать особому звучанию детройтской электроники какое-то новое определение, скорее оно просто родилось в пылу разговора из-за академической необходимости. Так или иначе в конце 80-х электронная музыка расщепилась на бесконечное количество направлений и поджанров, и появление техно стало одним из главных отправных пунктов для этого процесса.

Рубрики: Статьи

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *