[Часть первая]

Кофе, крайне популярный в исламской культуре, тем не менее отдельными лидерами назывался шайтанским напитком, вызывающим ересь, одурманивающим разум и даже вызывающим бунтарские настроения. С 1500-х и до XVIII века кофе и кофейни в исламских странах нередко запрещались.

В Османской империи султан Мурад IV, правивший с 1623 по 1640, начал казнить за публичное распитие кофе, и это продолжалось до 1650-х.

Напиток неверных

Примерно в то же время из Османской империи культура кофе попала в Европу. Там некоторые называли кофе “чёрной кровью турок” и “напитком дьявола”. Европейское духовенство пыталось бороться с культурой потребления кофе, заявляя, что кофе помогает исламу пагубно влиять на души христиан.

В 1600 году католические лидеры и советники Папы Климента VIII рекомендовали ему объявить кофе “нечистым” напитком. Сам же Папа любил вкусно приготовленный кофе и ответил, что кофе “такой вкусный, что сделать его напитком исключительно для неверных просто жалко”. И официально благословил кофе, как подходящий христианину напиток.

По той же причине, что кофе — исламский напиток, ещё в XII веке его запретила для своих прихожан Эфиопская православная церковь. Только в 1889, то есть спустя ~800 лет, император Менелик II, любивший кофе, объявил его хорошим напитком для людей всех конфессий.

Кофейни: свобода или дурные нравы?

В Европе кофе и кофейная культура были связаны со свободомыслием — хотя точнее будет сказать, что консервативные люди отказывались пробовать кофе и признавать это достойным занятием. Очень напоминает сегодняшнюю ситуацию с ПАВ.

Как и в исламских странах, кофейни в Европе стали новым социальным пространством. Проводить время в тавернах не было принято у приличных людей, а церкви не подходили для светских бесед. Кофейни, открытые для людей разного социального статуса, недорогие (в Англии их называли “университеты пенни”) и предлагающие неспешный процесс приготовления кофе, были отличным местом для разговоров на любую тему.

Но в отличие от исламских стран суровых репрессий против кофеен в Европе не было, хоть они и считались рассадником протестных настроений. Чуть ли не единственный запрет анонсировали в Англии в 1676 году, но Карл II отозвал его за два дня до вступления в силу из-за народного недовольства.

За год до запрета монарх вёл анти-кофейную кампанию, создавая кофе плохой имидж — мол, в кофейнях бывают только недовольные и бездельники. Заручился он и поддержкой женщин, недовольных тем, что мужья вместо времени с ними выбирают кофейни.

Писали они их не на пустом месте — во-первых, женщинам в Англии закон запрещал посещать кофейни, во-вторых в некоторых кофейнях на втором этаже были услуги иного рода. Поход в таверну однозначно расценивался как возможная неверность жене, а кофейни были разными, в том числе безо всяких пошлостей, поэтому некоторые использовали имидж кофейни как приличного места для прикрытия проституции.

Это стало возможным только потому, что женщинам запрещалось посещать кофейни — впрочем, в то время, женщин не слишком считали людьми, в частности из-за экономической зависимости от мужчин (права наследования в основном касались только мужчин, также как и возможность зарабатывать и приобретать недвижимость и т.д.), поэтому запретить это было не сложно.

Чтобы предотвратить развратное поведение мужей, женщины делали то, что было в их силах — в том числе, писали петиции и обличающие кофейни памфлеты.

Никогда представители мужского пола не носили более широких бриджей, и никогда столь мало не было в них мужского достоинства!”. Такая ситуация сложилась из-за “чрезмерного потребления отвратительного языческого ликёра под названием кофе, который… сделал наших мужей евнухами и искалечил наших милых галантных кавалеров… Они приходят домой выжатые, как лимон, и во всем их организме нет ничего влажного, кроме сопливых носов, ничего твёрдого, кроме костей, ничего стоячего, кроме ушей.

— «Петиция женщин против кофе», 1674

При этом в печати тиражировались ни на чём не основанные мифы, что у женщин кофе вызывает бесплодие, истерию или развращает характер.

Иоганн Себастьян Бах по этому поводу написал Кофейную кантату (впервые сыграна в 1734), музыкальное произведение с ариями и речитативами, рассказывающее об отце (консервативном бюргере) и дочери, обожающей кофе. Отец запрещает ей пить кофе, отбирает у неё наряды и даже еду, но это не помогает. И временно добивается своего лишь пригрозив не выдать её замуж, но ему это удаётся только потому, что дочь собирается выбрать себе мужа, который точно не будет ей этого запрещать.

Первое шведское клиническое исследование

В Швеции кофе приобрёл популярность в XVIII веке. В 1746 король Густав III ввёл ограничения на употребление чая и кофе, используя слова “злоупотребление” и “неумеренность”. Указ вводил огромные налоги на употребление, и неспособность их выплатить среди прочего вела к конфискации чашек и тарелочек для кофейной церемонии. Позднее в тот же год кофе был запрещён полностью, но его не стали пить меньше — зато начала процветать контрабанда и организованная преступность, несмотря на ужесточение наказаний в 1766.

Параллельно Густав III решил экспериментально доказать, что кофе вреден. Два близнеца, приговорённых за убийство к смертной казни, стали вместо этого подопытными. Одному давали пить много чая, другому — много кофе. Оба пережили и врачей-экспериментаторов, и Густава III, который был убит в 1792. Первым умер пивший чай — в возрасте 83 года, и неизвестно, сколько ещё прожил его брат.

Через 2 года после смерти Густава III правительство снова начало бороться с кофе (без всякого успеха), и он был под запретом до 1820-х. С легализацией Швеция стала страной с одним из самых высоких уровней потребления кофе.

Пиво вместо кофе

У Пруссии не было своих кофедобывающих колоний — торговцы покупали кофе у представителей других стран. Фридрих Великий, король Пруссии (1740-1786), подсчитал, что народ тратит на кофе огромные суммы, которые “утекают” из страны. В 1777 и на следующие 20 лет он запретил кофе, вплоть до его жарки у себя дома, учредил “кофейный сыск” (т.е. специальный отдел полиции) и обещал доносчику, сообщившему о любителе кофе, выплату в 1/4 от штрафа.

Параллельно вёл активную пропаганду пива (которое широко производилось в Пруссии), как национального, достойного пруссаков напитка.

“Пиво вместо кофе” в те времена было популярной в Европе концепцией. Спустя почти сотню лет правитель Великого герцогства Гессен, зависимого одно время от Пруссии, сказал:

Омерзительно признавать увеличение количества кофе, потребляемого моими подданными… Мой народ должен пить пиво… Многие баталии были проведены и выиграны солдатами, вскормленными пивом, но Король не чает, что можно рассчитывать на солдат-любителей кофе, когда надобно выдержать испытания и поразить неприятеля.

— Фридрих Вильгельм

Получается, что даже кофе в своё время был окружён предрассудками религиозными, расовыми, считался способным нанести вред нравственному и физическому здоровью (особенно женскому), запрещался по экономическим причинам, а кофейная культура объединяла людей менее консервативных и в более свободном социальном пространстве, из-за чего кофейни и любителей кофе связывали с бунтарством.

Рубрики: Статьи

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *