С конца 90-х и до самой оккупации Крыма существовала волшебная Республика Казантип — самое известное и масштабное рэйв-сообщество Восточной Европы. Рассказываем историю Z: от советских виндсерферов и дискотек на АЭС до секс-туристов и отжима бренда.

Крым, побережье Азовского моря, мыс Казантип. В середине 80-х на местном пляже и в его окрестностях появились виндсерферы. В какой именно момент за ними подтянулись рэйверы, сказать сложно, но несколько источников из интернета называют 1986 год. Тогда на пляжах начали проводить первые вечеринки, приуроченные к соревнованиям по виндсерфингу. Активной организацией всего этого действа занялась в итоге федерация «Russian Funboard Association» (RFA), которую основал Никита Маршунок.

Общими усилиями соревнования по водному буржуйскому виду спорта начала посещать толпа в несколько тысяч человек, и пляж мыса уже не вмещал всех желающих.

Рядом с Казантипом, неподалеку от населенного пункта Щелкино, находился заброшенный техногенный объект — Крымская атомная электростанция. Ее строили 14 лет, но из-за аварии на Чернобыльской АЭС забросили это гиблое дело. Вокруг «реактора» ходит много легенд. Например, что бюджет строительства объекта составлял 1 миллиард долларов. Или что очередную серию «Чужих» должны были снимать именно там.

Рэйверы зашли внутрь электростанции первый раз в 1995 году и облюбовали там турбинное отделение. Тогда все это называлось «Атомная вечеринка в реакторе», и проходила она до 2000 года.

Репортаж MTV

Далее КаZантип (проект уже был на слуху у всей прогрессивной общественности Украины и стран СНГ) переместился на один в год в село Веселое под Судаком.

Мероприятие там не задалось практически сразу. Например, во время фестиваля одна девушка умерла, выпав со второго этажа местной больницы (куда ее привезли, по слухам, после передоза).

Администрация «Республики Z» выбила спонсорский контракт с компанией «Procter & Gamble», денег хватило на хорошую рекламу по телевизору. Тогда же российское MTV начало активно продвигать КаZантип через свой ресурс, и благодаря такой раскрутке на электронные пляски приехала куча гопоты, которая начала там чинить беспределы и неподобства.

Дальше так продолжаться не могло, и после конфликтов с местными властями фестиваль решил переехать в село Поповка. Там до 2014 года и происходили все последующие вакханалии.

Первый приезд — 2002 год. Это был всего второй Казантип в Поповке, поэтому инфраструктуры не было никакой, только устанавливались колоны центрального «Стоунхенджа». Это был пляж, песок, пальмы из камыша, несколько небольших танцполов — и все. Тогда в лайнапах не было громких имен, и отдыхать приезжали люди разных субкультур.

С годами появлялась инфраструктура, мировые звезды летели со всего мира выступить на Z. Перестали приезжать фрики, панки, трансеры, любители dnb — вместо них стало больше клабберов. Но я не буду говорить, как некоторые, что «все скатилось в коммерцию». Проект действительно эволюционировал в сторону более коммерческой модели существования, но это естественное и логичное развитие для любого фестиваля (хотя Z все же не является обычным фестивалем, но разницу очень сложно объяснить).

Впервые попал в 98-м году на автобусе с кучей знакомых тусовщиков. Пробыл там два дня, и это был потолок эмоций и впечатлений. Ничего не понимая и не имея клубного опыта, я ждал от Казантипа именно того, во что он впоследствии превратился. А оказалось, что все может быть по-другому. Более открыто, более тепло и более кайфово.

Клубный диснейленд, в который он превратился после переезда в Поповку уже был не интересен. Новые люди в большинстве были более зажаты (при всей своей псевдораскованности), неискренни и пафосны. Фрикование выглядело как продуманный офисный корпоратив. Засилье мейнстримного прог-хауса убило музыкальные альтернативы. Коммерциализация всего и вся отпугнула настоящих фриков — хоть и бомжеватые, они создавали атмосферу электронно-богемного места. Вместо них получили большой пафосный клубец с пляжем, на котором охрана вылавливала тех, кто курит травку или занимается сексом.

Фестивалю электронной музыки удалось создать настоящую низовую инфраструктуру. Государство в государствах, основанное президентом Никитой I, пошло по пути демократии. В стране пляжей, солнца, моря, диджеев, танцев (и местами даже Шуфутинского) в бунгало образовался Кабинет министров и посольства по странам, где понимают русский язык.

Говорят, что саму структуру посольств и мероприятий от них придумали именно в Луганске. В каждом городе с посольством должно было всегда проходить две вечеринки в год: летом, перед самим фестивалем, и зимой, в районе Нового года.

Начали появляться посольства Симферополя, Белгорода, Харькова, Донецка. Послами становились разные люди, но хорошо знакомые лично с кем-то из правительства — в Белгороде это была DJ Карина Саакян, а в Севастополе один из постоянных тусовщиков Казантипа Саша Небедный; он был крупным бизнесменом и мог финансового все тянуть на очень хорошем уровне.

Структура у посольств была очень простая. Был человек, ответственный за работу посольств, — он был коммуникатором между послами, диджеями, дизайнером и правительством. Формально в его обязанности входило утверждение всех вечеринок — смотреть, подходит ли заведение, следить за корректным применением брендбука, утверждать макет афиш, флаеров и лайнапа.

По лайнапу было обязательным условием привоз хедлайнером одного диджея из казантипской диджей-тусовки, но при этом в их выборе была полная свобода — никаких интриг, навязывания или запретов за все годы не встретил. И это не удивительно, потому что их тусовка была действительно очень дружная.

Финансово или юридически это никак не регулировалось, мы никогда не платили за использование лейбла — все было на дружеских отношениях.

За время проведения подобных вечеринок кого только не было за пультом с вертушками, и все они несли людям «Щастье». Одно время это слово, написанное именно так, было одним из ключевых посланий людей КаZантипа.

Очень любили разъезжать по городам и весям диджеи Ондрик и Митрофанов, которые довольно часто играли через руку. Это когда за пультом стоят оба диск-жокея и меняются через трек во время своего сета. Довольно часто эта парочка играла в полувменяемом состоянии. В одном из городов восточной Украины я лично наблюдал, как они, еле держась на ногах, крутили уже сведенный микс своего же производства, только двухлетней давности. Но всем на танцполе было все равно, так как неслась тотальная эйфория и пресловутое «Щастье».

В несезонное время проводилось два дополнительных мероприятия — Zимоффка и Маёвка. Во время первого группы энтузиастов откуда угодно приезжали встречать Новый год на территории «Республики», во время второго эти же и многие другие приезжали под Поповку справлять майские праздники. Мероприятия всегда сопровождались «Парадом» — торжественным шествием, во время которого все посетители рэйва пестрой толпой проходили по центральным аллеям феста.

Структура фестиваля еще позволяла проводить pre-party, которые создавали посольства «Республики Z» по разным городам уже бывшего СНГ. Даже автор этой статьи в 2006 году играл минимал техно на одной из таких вечеринок под именем DJ ZoinPo. Все действо проходило на базе отдыха «Гривал», что в Луганской области. Поскольку такая музыка тогда была не самой обычной для местных широт, то меня поставили играть на пляже возле местного озера в 5 утра. К рассвету дожил не каждый, часть людей под ровную металлическую бочку и скрежетания спала прямо на пляже.


2003 год

Фестиваль довольно быстро оброс слухами по поводу легкой доступности на нем наркотиков. За «Республикой Z» появился некий нарко-шлейф. Правительство КаZантипа не любит упоминания о веществах и говорит, что таковым мероприятие делала недобросовестная публика. Если смотреть на фестиваль с точки зрения демократии и просвещения, то приблизительно так и получается.

За время работы с русскоязычной и иностранной прессой (европейской, американской) у меня стояла задача показать, что на самом деле происходит на Казантипе. Так как журналисты часто по заданию от редакции привозили оттуда всяческий треш. Западная пресса создала своеобразный ярлык, будто у нас клоака. Именно рыскали, чтобы найти негатив. В некоторых случаях у меня получилось показать журналисту другую сторону фестиваля. Многие меняли свое мнение о мероприятии и описывали КаZантип объективно.

Тогда и время, кстати, было такое, что наркотики не так-то и просто было найти (во времена реактора, до 2000 года). После в Крыму наркотиков стало до хрена и они есть везде, на любом пляже. Как на обычном курорте.

Да и поначалу хватало на мероприятии креативных людей, которые и без наркотиков создавали там интересную атмосферу. Оттуда выросла масса промо-групп, которые продолжают создавать крутые ивенты в Москве, например. Киевская сцена сейчас мало связана с КаZантипом, но, тем не менее, он все равно оставил свой след.

В те годы на Казантипе отдыхали абсолютно разные персонажи, из разных социальных слоев, разных субкультур. Там были и очень обеспеченные люди, и столичные клабберы, и фрики, настоящие панки, рокеры, трансеры — все. Поэтому и разброс по наркотикам был соответсвующий.

Но хочу абсолютно честно сказать, что Казантип не крутился вокруг наркотиков. Они там были — но, по моим ощущениям, в разы меньше чем на нынешних техно-тусовках с пустыми барными стойками. Я за все годы работы там ни разу ничего не пробовал, знаю, что никто из правительства ничего не употреблял или как минимум не афишировал это.

Но если конкретно ответить на вопрос про «чаще всего» — то, возможно, ночью на танцполе это были таблетки экстази, а днем на пляже — марихуана. Все же основная масса отдыхающих просто пила: днем шампанское и крымские вина, а ночью к барной стойке было не пройти.

Моим наркотиком был алкоголь. У меня было мало денег и я пил местное вино, которое продавали в пластиковых бутылках. Перед употреблением нужно было сильно его уронить на асфальт, чтобы оно вспенилось, и собственно этой пеной и напивались. Вино-бум получался. Моя идея — если что, не патентовал.

Герои нашей статьи на Казантипе: слева Мавр, справа Виталий с другом

Закончилось все довольно трагично. Фестиваль банально отжали, и романтическая его составляющая разбилась о стену юридических проволочек. Оккупация Крыма, а потом и пожар в месте проведения фестиваля поставили окончательный крест на Z.

Есть два человека, один из которых русскоязычный и живет в Германии, а второй то ли немец, то ли швейцарец. Они создали туристическое агентство и начали таскать секс-туристов на фестиваль, которые подходили с непристойными предложениями к каждой встречной.

Предварительно они приехали к Никите и сказали, что поняли нашу замечательную идеологию и теперь хотят знакомить с ней иностранных гостей. А потом они каких-то блядей, нарядили их в футболки с символикой Z, создали отдельный сайт. Эти девушки уже сразу в Поповке встречали автобусы с иностранцами и моментально задавали тон всему мероприятию. В какой-то момент у Никиты кончилось терпение и он порвал с ними отношения. Те, в свою очередь, пошли в реестр и зарегистрировали там название «КаZантип». Ранее этого никто не делал. Для западного мира Никита и все руководство фестиваля потеряли бренд. Сайт kazantip.com — это не сайт настоящей команды. Его открыли Литвиновский и Штах, которые, собственно и опустили до плинтуса имидж проекта за рубежом.

Но я частично исправил образ проекта в 2013 году. Все испортила политическая ситуация, вторжение и желание Поклонской получить медальку, то есть закрыть проект.

Никита продолжает делать фестиваль «Epizode» — концептуальный и интересный проект. Нельзя исключать и возвращение Казантипа. Для Никиты это все никогда не было ради денег, это один из смыслов его жизни, его предназначение. Уверен — фестиваль будет жить.

Для себя не жалею ни о том, что закончилось, ни о том, что все это было. Благодаря посольству я познакомился с сотнями интересных людей из многих городов, и это действительно незабываемый опыт и невероятные воспоминания.

Рубрики: Статьи

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *